?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Ответы Бориса Акунина

http://russkylondon.com/post/1804

… Самое же интересное началось во время вопросов-ответов.
Борис Акунин, Григорий Шалвович Чхартишвили, всегда производил на меня впечатление человека очень выдержанного, спокойного и невозмутимого. Его не так легко вызвать на эмоциональный разговор, но в этот раз я почувствовала: достали! При этом логика его ответов и аргументации была особенно четкой. В зале была, в основном, молодежь, так что Борис Акунин преподал полезнейший урок альтернативного восприятия событий! Приведу те вопросы и ответы, которые особенно запомнились:

Вопрос: Скажите, Вы будете Вы продолжать жанр исторического детектива?
Ответ: Фандоринский цикл подходит к концу. Скоро выйдет последняя книга.

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, о жизни писателя.
Ответ: Это прекрасный путь, усеянный одними розами. (смех) А если честно – это замечательная работа: ты ни от кого не зависишь, тебе никто не говорит, что делать. Ты сам себе босс, сам себе хозяин. Верующие писатели еще имеют над собой босса, а если ты неверующий, то и вообще никого над тобой. (смех) Это прекрасно. Сам процесс дает тебе столько радости.

Вопрос: Скажите, у Вас нет намерения написать компьютерную игру по модели осьминога, но по мотивам российской политики: вот выбрает человек такой сценарий – получает это, другой сценарий – результат другой. И так восемь-шестнадцать сценариев, чтобы люди видели последствия своего выбора.
(смех в зале)
Ответ: Еще в 2012 это было возможно, восемь сценариев, когда дерево возможностей оставалось довольно ветвистым. Сейчас их количество резко сократилось. Возможность что-то изменить в результате выборов, уже пройдена. Сейчас все пойдет по иному сценарию. И вам он, скорее всего, известен. Но ни один режим не вечен. Значит, он сменится. Если он не сменится в результате выборов, значит, он сменится другим образом.


Вопрос: Значит, революция неизбежна? Неужели Вы не видите никакого будущего?
Ответ: Я этого не говорю. Может быть, смена режима снизу или какой-то дворцовый переворот. Россия – страна чудес. Если бы кто-то в 1984 году рассказал мне, что будет в 1994, я никогда бы не поверил. Так что, может быть все. Но что я могу сказать: ситуация будет ухудшаться, социальная напряженность будет нарастать, силовые ведомства будут усиливать контроль, им будет дано все больше власти, и все больше средств будет идти на их содержание: потому что от силовых структур будет зависеть то, сколько продержится этот режим. Это взрывоопасная ситуация. На прошлой неделе ситуация стала поворачиваться в совсем уже опасную сторону, когда наши военные стали стращать американцев самолетами. Я сначала к этому отнесся без интереса, а потом посмотрел запись. Послушайте, это же самолеты, которые заходят на атаку американского эсминца. Он пролетел прямо над палубой. По всем законам, они могли стрелять.

Из зала: А что там делал американский корабль в Балтике вообще?
Борис Акунин: Балтика окружена со всех сторон странами НАТО. России там принадлежит кусочек акватории у Калининграда и кусочек Финского залива. Почему бы не плавать там натовскому эсминцу, тем более, в нейтральных водах? (шум и голоса в зале)

Голос из зала: Так и самолеты наши летали в нейтральном воздухе…!
Борис Акунин: Нейтральный воздух – с заходом на атаку и летать так над эсминцем тридцать раз за два дня?! Это что вообще, что за игры, чем все это может закончиться?!

Голоса из зала: А почему Россия так провоцирует Запад? Зачем? Какой реакции хотят?
Борис Акунин: Когда никаких нет аргументов, кроме ядерного оружия, то только так вести себя и остается. Это подростковое поведение. Когда так ведет себя большое, ядерное государство, это крайне опасно.

Вопрос: Оппозиция сейчас разгромлена совершенно. Удальцов сидит. Немцов убит. Касьянов помог себя скомпрометировать. Остался, вроде бы, один Навальный… Что может один? Скажите, вы считаете, что один в поле воин или это дело бесперспективное?
Ответ: У меня нет морального права, сидя в Европе, критиковать или осуждать тех, кто предпринимает какие-то попытки, находит в себе силы и мужество противостоять злу. Я считаю, что если человек поступает соответственно со своей совестью, это уже победа, независимо от результата. Это вызывает уважение, даже если мне несимпатичны его взгляды. Я уважаю это и сочувствую им. Потому что я считаю, что существующая политическая система ведет нашу страну к краху.

Вопрос: Интересный проект, связанный с историей, но я увидела огромное количество критики его на интернете. Почему Вас так критикуют?
Ответ: Про тех, которые говорят, “почему это грузин пишет о русской истории и пусть пишет о грузинской” речь я тут не веду (хохот в зале). Но есть такие историки-любители, которые что-то где-то когда-то элементарное читали и теперь все, что не укладывается в ту заученную когда-то концепцию, объявляют неправильным. Они не понимают, что есть разные данные, разные точки зрения. Профессиональные историки часто хорошо знают какой-то только один кусочек, один период. Это я чувствую по референтам, с которыми я работаю. Мне говорят: “Вот до 1350 года я знаю все, а дальше – не спрашивайте.” И если кто-то пишет о моем историческом проекте: “там сплошные ошибки!”, это чушь. К тому же, у меня советское историческое образование, и я не настолько самоуверен, чтобы не отдавать написанное для проверки фактов референтам высокой квалификации, специалистам. Они проверяют всю фактическую информацию. Я всегда основываюсь на первоисточниках. Что касается интерпретации истории, меня больше интересуют факты, а не трактовки. Я стараюсь сочетать информативность с занимательностью. Мне интересно, чтобы мою историю читали неспециалисты. Я начал с того, что отказался от выстраивания концепции. Но вот сейчас, к четвертому тому, 17 веку, концепция стала выстраиваться сама. Я ее отпихиваю изо всех сил, но сейчас мне становится все понятнее то, что я не понимал в начале.

Вопрос из зала: Будете ли Вы писать историю двадцатого века?
Борис Акунин: Историю двадцатого века я писать не могу.

Голос из зала: Почему?
Борис Акунин: Потому что я не смогу делать это объективно, это слишком личное, обязательно будут вовлечены эмоции. Я не могу беспристрастно писать, например, о Сталине, который мне глубоко ненавистен. Для рассказа об истории ХХ века я написал “Аристономию”, “Другой путь” и сейчас пишу следующую книгу этого цикла.

Вопрос: Как Вы думаете, Британии нужно выйти из Евросоюза или остаться?
Ответ: Я внимательно слушаю аргументы с обеих сторон. Если бы я был британцем, я бы остался в составе Европы. Проблемы порождены слишком быстрым распространением Евросоюза на восток, но идея объединенной Европы – хорошая идея и отматывать ее назад не нужно!

Вопрос: В Британии спокойное отношение к гражданской войне – стоят памятники и Карлу Первому, и Кромвелю. Был ли такой период, когда в России относились к истории объективно?
Ответ: В России была хорошая историческая школа – Платонов, Вернадский, Карамзин. Кстати, Карамзин как на танке по тебе проезжает. Но это не настоящая история, это история, написанная писателем. Но в ХХ веке все было очень печально, история стала идеологией, перестала быть наукой. Что полная глупость: как может быть наука идеологией, например, химия! Тот, кто врет себе про собственную историю, врет себе про собственную жизнь. Значит, все совершенные в жизни ошибки, человек будет совершать снова и снова, потому что он вытеснил их из собственного сознания. Или назвал их все победами. “Я всегда только летал в космос и брал Берлин, а больше ничего не было. Я собой горжусь!” Ну, гордись.

Вопрос: Вы предприняли большую попытку изучить механизмы российской истории. Каковы Ваши выводы?
Ответ: То, что происходит сейчас в России – не случайно. То, что нам кажется виной Путина, Сталина, Ленина и тд – имеет более глубокие корни. Не случайно любая попытка либерализации заканчивается завинчиванием гаек и диктатурой. Владимир Путин образца 1999 года вовсе не собирался становится тем, кем он стал. Это произошло потому, что есть некоторые внутренние конструкционные особенности российского государства, которые вынуждают человека, который, может, изначально и не намеревался стать диктатором, им становиться. Эта такая резьба, которая заставляет человека крутиться в эту сторону. Я не могу назвать это дефектами системы: были моменты, когда это спасало страну, но сейчас, в 21 веке эта модель отбрасывает общество назад, тормозит развитие. Когда этот режим рухнет и придет режим свободный, демократический, не исключено, что и он начнет крутиться по старой резьбе… И вообще – с пятнадцатого примерно века российская система не имела капитального ремонта системы, все это были какие-то косметические, внешние изменения, не более того.

Вопрос: Может быть, общество должно дозреть, быть готовым?.. Может, Россия как общество еще в подростковом состоянии?
Ответ: Да, согласен, разные страны находятся на разных ступенях развития. Есть страны, которым, условно говоря, сорок лет – это взрослые страны, и есть страны, которые ведут себя как 13-летние подростки. Что такое зрелость? Это чувство ответственности, понимание, что все люди разные, что нужно соблюдать определенные правила, нравится это тебе или нет. А при Владимире Владимировиче Путине вся страна начинает вести себя инфантильно, неприлично. Это развращает и не дает нации взрослеть. И маргинальная линия поведения становится мейнстримом. Верхушка ворует и врет, и знает, что мы знаем, что она ворует и врет, но продолжает это делать...

Вопрос: А что, при Ельцине хорошо себя вели?
Ответ: Да нет, конечно.

Вопрос: А было вообще в России такое время, когда хорошо вели?
Ответ: Ну, надо понимать, что, например, время Александра Первого было приличнее, чем время Николая Палкина. Были периоды, когда в стране начинало развиваться чувство собственного достоинства. Развитие цивилизации – это повышение градуса собственного достоинства. Не так уж много зависит от правительства страны, оно не может слишком отличаться от населения. Но власть должна задавать тон, создавать атмосферу, образец. Это самое главное назначение власти. Если она это делает, это хорошая власть.

Вопрос: А, может, это национальная особенность?
Ответ: Нет, я когда-то изучал японцев и думал, что это инопланетяне. Оказались обыкновенные, нормальные люди. Нет такого понятия, люди везде люди. Человек как лягушка: в какую температурную среду его поместить, такая у него и будет температура тела. Вот, говорят, у русских советский имперский комплекс, который выел им всю душу. А куда этот комплекс подевался, допустим у украинцев? Тоже советские люди были.

Вопрос: Какой тип человека вы назвали бы типичным представителем российского общества, героем нашего времени? Кто сейчас герой наиболее типичный?
Ответ: Типаж? Сегодняшний? Я, пожалуй, воздержусь от ответа, чтобы не расстраивать ни себя, ни вас.Нынешний тон общества вызывает у меня сильные чувства и не нравится мне совершенно. Это какой-то подросток, его не так научили. Его взрослые учили, что надо быть хорошим, а сами взрослые врут и гадят, и дружить надо со своими пацанами, а чужих надо давить… Ну вот, примерно так.

Вопрос: А как вы определите возраст грузинского общества?
Ответ: Я родился в Москве. Я в Грузии не бывал никогда. Я не знаю грузинского языка. Мой отец переехал в Москву еще до войны. Он, как старый полковой конь, заслышав грузинское многоголосье, бывало, оживлялся и старался подпевать, но и сам потом забыл. В этом году я обязательно собираюсь поехать в Грузию, потому что, как говорится: все хвалят, вот и я посмотрю. Я не знаю, как Вам ответить. Мое представление о Грузии суммируется фильмом “Не горюй”.

Вопрос: Может быть, в истории Англии все так хорошо, потому что в ней правили женщины –Елизаветы, Виктория, Маргарет Тэтчер. Может, пора Россией руководить женщине?
Ответ: Мне все равно, какого пола хороший руководитель. Сейчас самый сильный политик в Европе – женщина, в Германии. Наша проблема в том, что мы никак в России не отойдем от мысли, что в России должен быть вождь и лидер. Когда я слышу вопрос “Если не Путин, то кто?”, меня начинает трясти. Я хочу, чтобы наше общество доросло до такого уровня взрослости, когда мы объединяемся вокруг СИСТЕМЫ ВЗГЛЯДОВ, а не вокруг какого-то человека, который влез на броневик, на танк, на белого коня или на баррикаду. Политически я не собираюсь поддерживать никакого конкретного человека, я собираюсь поддерживать систему взглядов. Если какой-то политик будет представлять мои интересы, но будет мне лично несимпатичен, я все равно буду его поддерживать. Люди приходят и уходят, а системы взглядов остаются. Я достаточно долго живу на свете, чтобы это понимать. Когда рухнул Советский Союз, мы все занялись каждый своими проектами, и довольно успешно, и страну профукали, а ее подобрали те, кто ее подобрали. За это мы несем ответственность.

Вопрос: По поводу закручивания гаек: не может так опять оказаться, что нас, уехавших из России, живущих на две страны, опять объявят предателями Родины?
Ответ: Наверное, так и будет. Я не знаю, прочитали ли вы увлекательную статью господина Бастрыкина в издании “Власть”. Прочитайте обязательно. Там как раз об этом. Очень стройная программа превращения авторитарного государства в тоталитарное. Держиморды теперь хотят быть идеологами. Авторитарный режим там заявляет о себе как уже тоталитарный. Потом им покажется, что правитель недостаточно жесткий.

Вопрос: Я изучала историю России в Оксфорде. Сейчас много говорят о прошлом, но никто не рисует картины российского будущего. Советский проект был таким успешным и действенным, потому что он рисовал картину будущего. За прекрасное будущее русский человек может терпеть любые лишения и готов на все. Жить для будущего! Сейчас будущее смутно. Вот вы не могли бы нарисовать такую картину прекрасного будущего, о котором можно было бы всем нам мечтать, к нему стремиться, и постараться претворить в жизнь?
Ответ: Я с вами совершенно согласен. Об этом часто говорю с нашими политическими борцами, что хватить уже ругать Владимира Путина и рассказывать о шубохранилищах. Надоело. Давайте говорить про то, какую Россию вы хотите нам предложить. А мы послушаем, понравятся ли нам ваши идеи, стоит ли вас поддерживать. Или, давайте мы вам расскажем, какую Россию хотим. Вот роман, который я сейчас пишу так и называется “Счастливая Россия”. Антиутопий уже написано столько! А это будет настоящая утопия.

Смех и голос из зала: Она будет называться “Кому на Руси жить хорошо!?
Ответ: Нет. Она будет называться “Счастливая Россия”. Спасибо за внимание.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
13_klyaks
May. 2nd, 2016 01:33 pm (UTC)
Спасибо, действительно интересно.
try_out
May. 2nd, 2016 04:38 pm (UTC)
Пожалуйста.
( 2 comments — Leave a comment )